Feb. 22nd, 2017

yuri_loskutov: (Default)
Наталия Михайлова, проявляя необузданную фантазию, записала в старообрядцы «золотого века» множество политиков и предпринимателей, принадлежавших либо к единоверию, либо прямо к никонианству. Соответственно, Михайлова провозгласила, что среди старообрядцев было великое множество масонов, приписав к старообрядчеству тех масонов, у которых старообрядцами были далекие предки и даже тех масонов, чьи семьи не имели никакого отношения к старообрядчеству. ( См.: Михайлова Н. О старообрядчестве // http://www.omolenko.com/publicistic/nmihaylova.htm#L19) Однако в результате честного анализа известных масонских списков, приходится признать, что среди белокриницких христиан масонов в т.н. «золотой век старообрядчества» практически не было (за исключением Павла Павловича Рябушинского и нескольких его ближайших родственников), а среди представителей других старообрядческих согласий масонов не было вообще.
Нина Берберова указывает на принадлежность к масонству родных братьев Павла, Владимира и Дмитрия Рябушинских, ссылаясь на парижский масонский архив – при этом только по поводу Дмитрия имеется уточнение, что он вступил в ложу уже в эмиграции. (См.: Берберова Н.Н. Люди и ложи // http://www.rus-sky.com/history/library/berberova.htm) А.И.Серков в словаре «Русское масонство 1730-2000» отмечает принадлежность к масонству Владимира и Дмитрия Рябушинских, а также сына Павла Рябушинского – Павла-младшего. (Также А.И.Серков высказывает предположение, что масоном мог быть другой Владимир – не брат, а сын Павла Рябушинского-старшего). (См.: Серков А.И. Русское масонство 1731-2000. М.2001 С.721-722) Больше никаких прямых указаний на масонство Рябушинских не имеется. Следует, однако, признать, что существуют убедительные косвенные доказательства принадлежности к «политическим» масонам (еще до эмиграции), как минимум, Павла Рябушинского-старшего а также, скорее всего, его брата и близкого соратника Владимира.
Во-первых, Павел Павлович был тесным образом связан (через партию прогрессистов, газету «Утро России», военно-промышленный комитет) со множеством лиц, принадлежность которых к масонству не оспаривается. По сути, он не имел дел с масонами только по линии старообрядчества. Сергей Алексеевич Смирнов. «Википедия» повествует о нем следующее: «Участвовал в деятельности группы молодых московских предпринимателей во главе с П.П.Рябушинским, придерживавшихся либеральных политических взглядов, был активным деятелем партии прогрессистов, примыкал к её левому флангу, являлся членом редакционного комитета газеты «Утро России». … С июня 1915 – заместитель председателя Московского военно-промышленного комитета (МВПК) П.П.Рябушинского, в связи с болезнью которого в начале 1916 фактически возглавил МВПК. Редактировал «Бюллетени» – периодический орган МВПК». Н.Н.Берберова добавляет: «С.А.Смирнов, был масоном 30°». Вот еще выдержки из списка Берберовой: «Бурышкин П.А. (ум. в 1959). Промышленник, до революции – член совета газеты П.П.Рябушинского «Утро России». Товарищ московского городского головы. … Автор воспоминаний «Москва купеческая»; соавтор Т. Бакуниной в ее книге о масонстве. … Коновалов Александр Иванович (1875-1948). До революции тов. Председателя Военно-промышленного комитета. Член IV Гос. Думы. «Прогрессист» (левее кадетов). Министр торговли и промышленности Врем. прав. (март-апрель 1917)». Коновалов был не просто одним из ближайших соратников Павла Рябушинского, но и одним из руководителей российского дореволюционного масонства. Другим представителем масонского руководства – и заместителем Павла Рябушинского в Военно-промышленном комитете – был киевский сахарозаводчик Михаил Иванович Терещенко. С 1908 года в особняке П.Рябушинского на Пречистенском бульваре проходили «экономические беседы» под председательством масона – профессора С.А.Котляревского. Характеризуя Павла Рябушинского в своем списке масонов, Нина Берберова не преминула упомянуть об его близкой дружбе с британским послом в России (и масоном) Джорджем Бьюкененом, сыгравшим исключительно важную роль в российских событиях 1917 года. И это только самый близкий, самый очевидный круг деловых и политических связей Павла Рябушинского.
Во-вторых, заговорщическая активность братьев Рябушинских целиком находилась в русле деятельности российского политического масонства. Агентурная записка Московского охранного отделения от 30 марта 1914 г. повествует о конспиративных совещаниях умеренной оппозиции, состоявшихся в Москве 1-4 марта 1914 г. Одно из этих совещаний проходило на квартире П.П.Рябушинского, где друг и соратник последнего, влиятельный масон А.И.Коновалов предложил всем оппозиционным партиям объединиться вне Думы и заявил: «Правительство обнаглело до последней степени потому, что не видит отпора, уверено, что страна заснула мертвым сном. Но стоит только проявиться двум-трем эксцессам революционного характера и правительство немедленно проявит обычную свою безумную трусость и крайнюю растерянность. … Объединенная оппозиция именно и должна стремиться вызвать такие выступления, которые запугали бы правительство и заставили бы его пойти на уступки». (Партии демократических реформ, мирного обновления, прогрессистов. М.2002 С.326) (Социалисты, однако, не приняли этого предложения). (См.: Уэст Дж.Л. Кружок Рябушинского: русские промышленники в поисках буржуазии (1909-1914) // http://rushist.samsu.ru/rusistika2/west.doc) В конце 1916 - начале 1917 г. на частных совещаниях у А.И.Коновалова и В.П.Рябушинского обсуждались различные планы государственного переворота, состав будущего Временного правительства. Не исключено, что вышеуказанные совещания имели прямо масонский характер, ведь российское политическое масонство как раз и пыталось объединить буржуазных политиков с оппортунистами из социалистических партий – в том числе и с целью организации государственного переворота. Ряд членов Верховного Совета «Великого Востока народов России» участвовали в политических заговорах и были вдохновителями последних. (См.: Николаевский Б.И. Русские масоны и революция. М.1990 С.38) По свидетельству масона Н.С.Чхеидзе, подготовка к дворцовому перевороту началась в ложах после падения Львова и Варшавы в Первую Мировую войну. (См.: Николаевский Б.И. Русские масоны и революция. М.1990 С.88) В ложи специально вербовали кадры для занятия государственных постов после переворота, что сыграло свою роль в организации власти после Февраля. (См.: Николаевский Б.И. Русские масоны и революция. М.1990 С.39)
Таким образом, имеет смысл принять членство Павла и Владимира Рябушинских в дореволюционных ложах если и не в качестве стопроцентного факта, то, как минимум, в качестве довольно обоснованной рабочей гипотезы.
Обычно утверждается, что масонская обрядность в дореволюционных «политических» российских ложах (в отличие от российских оккультных лож) была сведена до минимума. Однако это спорный тезис. «Великий Восток народов России» умудрился в 1913 г. издать в Петербурге свой Устав под видом книги об итальянских карбонариях, написанной под псевдонимом «Евграф Сидоренко». Нина Берберова так рассказывает об этом произведении: «Небольшая группа масонов, в том числе и сам Керенский, сообща написала эту книгу, где не только раскрыты «все мифы мартинистов и розенкрейцеров», положенные в основу мирового масонства, но изложена жизнь св. Тибальда и объяснены все ритуалы, обряды, тайные смыслы, заклинания и эмблемы современного масонства, процесс тайного посвящения в его тысячелетием узаконенных диалогах, и гимны, которые хором поются, и речи, которые наизусть произносятся во славу Великого Мастера Вселенной. Диалоги, которые ведутся при допросах неофита, и экзамен состоят из огромного количества самых неожиданных вопросов: от отношения его к аборту («убийство плода»), до числа шипов в венце «нашего Брата», когда он был поднят на кресте – их было 72». При посвящении в члены «Великого Востока народов России» давалась клятва следующего содержания: «Обещаю любить братьев моих масонов. Защищать их в опасности, хотя бы жизни моей грозила смерть. Обещаю хранить орденскую тайну. Не раскрывать существования братства, хотя бы я был спрошен об этом на суде, не раскрывать ничего, что я узнаю как брат. Обещаю исполнять постановления ложи и высших масонских властей». (Русское политическое масонство 1906-1918 гг. // http://www.rus-sky.com/history/library/startzev.htm) Судя по всему, эту клятву произносили и братья Рябушинские.
Даже одного-единственного Павла Рябушинского было вполне достаточно для того, чтобы посредством масонства запустить сатанинский коготь едва ли не в самое сердце нашей белокриницкой Церкви. Масоны знали, кого вербовать в свои ряды. П.П.Рябушинский был председателем московской общины Рогожского кладбища, его «правая рука» в старообрядческих делах – Федор Ефимович Мельников – был не только секретарем этой общины, но и секретарем Московской архиепископии. Редакция журнала «Церковь» (а потом и журнала «Слово церкви») располагалась в банкирской конторе Рябушинских, замыкая на себя многие информационные потоки в Церкви Христовой. Д.В.Сироткин в 1909 году отказывался от поста председателя совета старообрядческих съездов – он заявил, что устал, и что «последние годы в совете съездов всё дело ведет» его заместитель Павел Рябушинский. Съезд не принял отставки Сироткина, однако уже в следующем, 1910-м году товарищ председателя совета старообрядческих съездов П.П.Рябушинский стал фактическим председателем XI съезда в Москве. Когда в 1913 г. архиепископ Иоанн отказался от борьбы с Рябушинскими и старообрядческими съездами, Павел Павлович фактически стал едва ли не самым влиятельным земным деятелем белокриницкой Церкви – в чем-то даже влиятельнее архиепископа. Вряд ли будет преувеличением тезис о том, что в Первую Мировую управление нашей Церковью находилось не столько в руках Освященных Соборов, сколько в руках «Великого Востока народов России», который через Павла Рябушинского (давшего вышеприведенную клятву масонского послушания) коренным образом влиял на журнал «Церковь» (затем – на сменивший его журнал «Слово Церкви»), на Рогожское кладбище (не исключая даже располагавшуюся там архиепископию), а также на старообрядческие съезды. (Например, в августе 1915 г. очередной старообрядческий съезд под прямым влиянием П.П.Рябушинского единогласно принял, пусть и в общих выражениях, резолюцию о необходимости создания того, что в историографии получило наименование «ответственного министерства», т.е. о необходимости формирования российского правительства напрямую Государственной Думой – точнее, думской масонской ложей). (См.: Слово Церкви. 1915 С.808, 926) Такое положение, сохранявшееся на протяжении всей Первой Мировой войны, было обусловлено неканоническим церковным «двоевластием», когда значительной частью церковных дел руководили не Освященные Соборы, а старообрядческие съезды. При сохранении в Церкви канонического соборного единовластия, у «Великого Востока» (как и у любой другой внешней структуры) было бы гораздо меньше возможностей для влияния на церковную жизнь.

Profile

yuri_loskutov: (Default)
Юрий Лоскутов

July 2017

S M T W T F S
       1
2 3 45 678
9 10 111213 1415
1617 18 1920 2122
23242526272829
3031     

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 06:33 pm
Powered by Dreamwidth Studios